УКРАЇНА

Если повторить дебаты Порошенко и Зе, гидранту сказать будет нечего

  • За неделю у нас 35-36 человек раненых и трое погибших. Это огромное количество для седьмого года войны
  • Несмотря на сухие информационные сводки с передовой, ребята рассказывают, что бывают очень сильные обстрелы из крупнокалиберного оружия
  • За последние годы в военных госпиталях многое изменилось. И питание, и посуда, есть лекарства, аппаратура. Такие изменения, в том числе, благодаря работе волонтеров и активистов
  • Разрулить кризис можно, если управлением государства занимаются профессионалы. Теперь украинцы говорят: «К чему они привели страну?» Но вы же их выбирали, почему теперь кричите, что все пропало?

Источник: OBOZREVATEL

Украинцы начинают разочаровываться в новой власти, которую сами же избрали всего лишь год тому назад, и ищут новых героев. Но жизнь в стране действительно меняется – и не в лучшую сторону.

Эпидемия коронавируса только усугубляет проблемы, с которыми власть справиться не в силах, сказалав интервьюOBOZREVATEL известный волонтер Наталья Юсупова.

– Невзирая на то, что информационная повестка сдвинута в сторону эпидемии коронавируса, война на Донбассе не окончена, каждый день обстрелы, соответственно, у нас до сих пор много раненых.

– За сутки 18 июня погиб один воин, двое ранено. Если считать за неделю (с 15 по 18.06. – Ред), то у нас 35-36 человек раненых и трое погибших. Это огромное количество для седьмого года войны.

Но в госпиталях карантин, никого не пускают, потому что ребятам точно нельзя болеть.

Касательно бортов с ранеными. У нашей власти такая политика, чтобы их поменьше в Киев, что б тут не видели войну, не знали, не говорили и все было тихо, шито-крыто. Но борты идут. Три недели назад был в Киевском военном госпитале – он самый оборудованный. Сейчас вот в Винницу ушел один, во Львов, бывает, что в Одессу отправляют. В Днепр и в Харьков идут сразу с передовой.

Но к волонтерам сейчас такое отношение, к сожалению: нас стараются не пускать на территорию, хотя это мы закупали аппаратуру, технику, ремонтировали палаты.

Волонтер Наталья Юсупова conferences.tochka.net

– То есть за последние месяцы все очень поменялось?

– Я уже писала пост о сильных стычках с командованием, как мы «рубились» за кухню, чтоб ребят лучше кормили. Много чего пережили, но никогда такого, чтобы нам, волонтерам, запретили приходить в госпиталь. Хотя Киевский госпиталь – это военный объект, но принимает очень много гражданских пациентов. Многие заходят без пропусков, просто по паспорту, а мы, волонтеры, – не можем.

– Очень странно, почему так?

– Этот вопрос уже не ко мне.

– А государство сейчас вообще занимается финансированием госпиталей, лечением раненых, хотя бы банально – обеспечением сбалансированного питания?

– За пять лет много чего было сделано. Помню, когда бывший министр обороны Полторак пришел, окинул меня таким взглядом, что мне аж не по себе стало. Слушайте, но кто-то же должен писать о проблемах. Что молчать? Мне лучше сказать правду, чем не сказать ее. Когда говорю о проблемах – что-то обязательно менялось: питание, посуда. Мы помогаем ребятам только с перекусами – йогурты, соки, вода, колбаса с сыром. К сожалению, этого почему-то нет.

– Хотя, казалось бы, ничего такого.

– Да, но зато есть фактически все лекарства. Правда, госпиталь закупает обезболивающее, которое мало помогает раненым, аналог дорогих препаратов, а воинам с ранениями нужны качественные. Им нравится «Дексалгин» или «Кетанов», а они покупают «Кеторол», которое им вообще не помогает. Потом прибегает начальство и говорит: “Это очень хорошее лекарство, вот я на себе пробовал”. Уточняю: «А вы были ранены хоть раз?». Но в целом обеспечение нормальное, есть все лекарства, оборудование закупается, в том числе и за счет волонтеров. Мы тоже очень много помогали со всем.

Как будет дальше – не понимаю. В Вооруженных силах идет сокращение. За последние пять лет были огромные выплаты. Например, за первую группу – около миллиона гривен, за вторую – 600 или 700 тысяч гривен, за третью – больше 400 тысяч. Многие ребята пополучали землю, квартиры. Очень много было сделано – это правда, надо об этом говорить. Сейчас иногда ребятам сложно получить даже группу. Все время находятся какие-то оправдания, что бы не дать.

– А что они думают о войне?

– Не могу говорить обо всем. Но, несмотря на какие-то сухие информационные сводки, ребята рассказывают, что бывают очень сильные обстрелы из крупнокалиберного, они подрываются на минах, много всего. Война каждый день, вы видите, сколько раненых. А сколько контузий! Рассказываю, контузия – это, как говорили врачи, будто самосвал по голове проехался. Бывают тяжелые осложнения – сильное обострение психического характера, головные боли, может наступить глухота.

– Война на Донбассе продолжается уже седьмой год, и это уже дольше, чем Вторая мировая.

– Это ужасно. Я себе дала слово – каждый день писать посты, сколько раненых, что происходит. К сожалению, об этом действительно стали меньше писать и волонтеры, и патриоты, телевидение тоже не показывает. Следят только несколько сайтов.

Такое впечатление, что украинцы о войне забыли. Люди боятся вируса, но не войны, понимаете? Это катастрофа. Один погиб или трое, но это же три украинские семьи, потерявшие своих близких. А сколько ребят умирают от ранений через год-два-три? Это очень тяжело. Сын рассказывает, что в Америке идет военный – ему жмут руку, расступаются. А у нас такое отношение, знаете, наплевательское и хамское. Я бы вообще за это ввела уголовное наказание. Не пускают военных в маршрутку, хамят им или даже плюют – это просто ганьба!

– Поскольку вы общаетесь с военными, как думаете, Зеленский сможет закончить войну на Донбассе? Собственно, с таким лозунгом он пришел к власти.

– То, что говорила нынешняя власть – 99% вранья, если не 100%. Заявления, мол, чтобы закончить войну, нужно просто перестать стрелять, или это Порошенко виноват в том, что идет война – все это рассыпалось, как карточный домик. Слова были ложью. Если сейчас собрать стадион и повторить дебаты между Порошенко и Зеленским – президенту сказать будет нечего. Тогда все прошло на хаосе, на вранье, на том, что этот человек вне политики. И вот это «вне политики» – это минус, а не плюс. Есть много профессионалов – экономистов, дипломатов, – которые могли бы стать достойной заменой Петру Алексеевичу. Но таких людей на сегодняшний день нет. А то, что происходит сейчас – это разрушение созданого за последние пять лет.

Война на Донбассе www.dsnews.ua

– Бывший дипломат Дмитрий Чекалкин считает, что Зеленский уже понял, в какую западню попал.

– Мы с сыном (а он у меня дипломированный политолог) часто разговариваем об этом и сходимся во мнении: что значит – Зеленский не знал? Он взрослый человек, ему 42 года, чего он не знал? Не знал, что такое политика? Он же не просто шел в Верховную Раду, а становился главой государства. Не знал, что в стране 40 миллионов, что идет война, что у нас экономический коллапс в связи и с войной, и со всем происходящем? Он же выступал перед политиками, со многими из них знаком – и не знал, что такое политика?

Не надо его жалеть. Все он знал, но проявил жадность, некомпетентность и безответственность.

– Вы для себя представляете вариант, что у Зеленского получится разрулить весь этот кризис?

– Разрулить – это если управлением государства занимаются профессионалы. Теперь украинцы говорят: “До чего они довели страну?”. Но вы же их выбирали, почему теперь кричите, что все пропало? Я тоже в первые годы прошлой власти возмущалась, сколько предателей было в Вооруженных силах, сколько всего вообще происходило. Но в 2017-2018-м стала понимать, что и госпиталя стали другими, и обмундирование другое у ребят, да и они по-другому стали относиться.

Конечно, прошлая власть тоже “накосячила”. Извините, это я у ребят такому слову научилась. Поэтому пришла новая. Демократия демократией, но нельзя позволять ватникам, коллаборантам и откровенным сепаратистам говорить все, что им хочется, в государстве, где идет война.

Петр Порошенко и Владимир Зеленский на дебатах 2019 года www.currenttime.tv

– В одном из своих недавних постов вы написали: «Отстаньте от Порошенко», осудив, по сути, его политическое преследование.

– Если это политическое преследование, то давайте начинать с первого президента, понимаете? Почему-то они в мармеладе живут, а вот Петр Алексеевич должен за всех отдуваться? За что? Украинизация произошла именно при нем, люди начали по-украински разговаривать, стало и музыки больше, и выставок, и общество стало, наверное, на 70% проукраинским. Раньше то же было много украинского, но как-то оно куда-то засовывалось. А вот за последние пять лет мы узнали, что мы все-таки украинцы, чем должны гордиться.

– Фактически, при президентстве Порошенко Украина поняла, в какую сторону ей стоит двигаться?

– Он взял на себя ответственность. Но когда давал обещание закончить войну за две недели, наверное, не понимал, что происходит с Россией. Да, это был политический популизм. Надо говорить правду: у него было много минусов, в том числе и у его команды во время выборов. Во втором туре Порошенко сам начал тянуть ее, но было уже поздно. Думаю, он умный человек, все-таки понял свою ошибку. Посмотрите, за этот год он сделал, пожалуй, больше в общении с людьми, чем за последние пять.

– Но садить его в тюрьму по нынешним обвинениям силовиков – это какой-то абсурд.

– Они же ничего не доказали! Теперь переключились на измену Родине. Но это просто какой-то бред. Какая измена Родине? Измена какой Родине? Московии? Вот это там считают изменой? Украине Порошенко точно не изменял!

Среди ребят (военных. – Ред) много было поклонников Зеленского, а теперь они в нем разочарованы. Мой сын учился в Британии и в Америке, говорит, что за последний год уже избегает разговоров о Зеленском, когда его спрашивают: «Мы понимаем, что демократия, но почему комик? У вас что, нет политиков, экономистов, дипломатов, финансистов?”. Он как-то ответил, мол, в США Трамп, на что ему возразили: «Извините, Трамп 20 лет руководил финансовыми корпорациями. А вы выбрали человека, который просто выступал по телевизору – сериальный герой».

– Теперь популярность в Украине начинает набирать блогер Шарий, которого многие называют пророссийским. Такое впечатление, что украинцы опять ищут новых героев.

– Я вообще все эти годы не знала, кто это такой. Есть много журналистов, которые пишут объективные тексты, а этот Шариков или как там – это вообще кто? Послушала его пять минут – и у меня волосы дыбом. Он, конечно, имеет право на свою точку зрения, но то, что я слышала – это чистая пропаганда. Он такой же пропагандист, как Скабеева и Соловьев. Человек топит за «русский мир», а потом еще и обижается: «А че это я топлю за «русский мир?». Ну а за кого? Нельзя жить в Евросоюзе и говорить то, что он.

А люди – да, они ищут себе нового героя. Я понимаю прекрасно, что им надоели старые лица. Я тоже никого из них не могу слушать, начиная от первого президента, второго, третьего… Этих комуняк вообще не переношу. Но Шария слушают, он же еще на таком сленге общается, как у нас принято: «А, братан, скотина, подонок». То, что чаще всего понимают. Это такая ФСБэшная заготовочка – рассказывать не то, что реально, а то, что хотят слышать. Но перед вами сидит человек – весь в Gucci, живет за границей… Почему вы его не спросите: «На чем зарабатываете средства, чтобы жить в Нидерландах? На вашем блоге?». Вранье, на блоге столько не заработаешь.

– Это вроде как очевидные вещи, но понимают не все.

– Да, люди не понимают, как он одет и как живет. Тем более, что на все эти расследования нужны огромные деньги. Кто-то их ему дает, 100%.

Но я бы хотела сказать еще два слова. Во-первых, спасибо всем за помощь и поддержку. И хочу еще сказать патриотическому крылу, что нужно объединяться, давайте поддерживать друг друга, а не ругаться, нам надо идти к победе над оккупантами. Давайте дальше помогать тем, кто на фронте отдаёт свои жизни.

Кнопка «Наверх»